гравюра ХVII век

Когда боюсь врачей я

Забавно, как неожиданно можно стать инфантильной. Общалась с врачами по поводу младенца и вдруг оказалась «девочкой». Беременной и думать не думала, сколько должен съедать ребёнок и какая должна быть гигиена. И так понятно, что еда по требованию, и вокруг сухо и чисто.

Из фона поднялись страхи внутреннего ребенка — «вдруг накажут», «вдруг не то подумают и лишат чего-то нужного», в момент, когда врачи стали бросать короткие фразы “должен съедать 60 грамм” или “невролог не любит, когда пальчики вот так”. Прощай покой и безмятежность. Мысли помчались в сторону «как правильно сделать», причем «правильно» означает так, как они — родительские фигуры, считают правильным. И все, я пропала и «Я» пропало.

Вместо того, чтобы общаться с малышом, озабочена тем, что подумают «вышестоящие». Голова в тумане, мысли заняты поиском «правильного», а не тем, что происходит здесь-и-сейчас.

Врачи вызывают страх и желание предугадать и не напортачить с ребенком. Страх и зависимость от мнения врача спровоцировали даже позорную угодливость в поведении.

Только когда возвращаю себя в здесь-и-сейчас, в точку сборки, где не завишу от мнения экспертов-врачей, замечаю, что проясняется голова, становится легче дышать. Ну, да, у врачей есть протокол, которому они следуют, это работа. Они говорят и действуют исходя из знаний — прекрасно, поскольку можно спрашивать и сотрудничать. Врачи сами не любят, когда к ним относятся как к строгим родителям или даже богам.

Однако, белый халат — символ чистоты и экспертности. Он как будто ставит владельца на ступеньку выше. Кто первый халат надет тот и доктор — анекдот высмеивающий белый халат. Действительно, халат — это всего лишь халат.

И все-таки примечательно, как стремительно можно улететь в детскую позицию при общении с фигурами, символизирующими родителей — эксперты, врачи, руководители, государственные служащие. Как меняется восприятие мира. «Это вожак — не зли его, опасно! Добейся расположения» — шепчет примитивная часть мозга.

Страхи искажают восприятие реальности. Даже неосознанные страхи или слабые, незаметные, незначительные и глупые. И вот уже фраза эксперта «мне нравится» вызывает облегчение. Хотя сама формулировка не о сотрудничестве, а об оценке. И вновь можно забыть, что врач — это помощник, а не строгий родитель, а нормы развития ребенка — это ориентиры, а не оценки.

“Глубина-глубина, я не твой” — мантра героя Лукьяненко против погружения в виртуальную реальность. Экспертность другого человека как будто втягивает в виртуальные отношения родитель-ребенок. Требуется мысленное усилие, чтобы выйти из этой связки.

Иллюстрация: гравюра ХVII век Engraved by Jan Luyken