Отношения в паре

Как парень силу мужскую возвращал

Пришёл парень к знахарю: “Помоги, — говорит, — силу мужскую вернуть. Пропала сила, не могу любимую девицу приласкать”. “Как ушла сила?” — спросил знахарь. Парень и рассказал…

Жил-был у бабки с дедом. Вырос и подался в город в поисках лучшей доли. В городе понравилось, а особливо по душе пришлась мода жить понарошку.
Приглянулась девица, он — раз! и живёт с ней понарошку. Сколько жизней прожить удалось на халяву. С кудрявой жили по-мещански, посуду собирали в сервант, одежду себе шили, харчи домашние варили. Надоело. С брюнеткой — как аристократы, ходили на балы, выставки, посещали Париж, говорили по-французски. Жаль недолго, пока деньги не кончились. Один потом пожил как разночинец, в конторе работал, единственный костюм паром выпаривал. В банк регулярно деньги заносил, долги оплачивал. Все понарошку, а потому и не помнит правда это была, али приснилось, али возмечталось..
Теперича влюбился парень по-настоящему. Враз сила мужская ушла от него. Любимую встречает, а сделать ничего не может. Старичком стал из-за понарошечной жизни.

Знахарь говорит: “Снадобье дам, будет сила сразу и много, но без снадобья пропадет. Либо долго силу приманивать обратно придется. Что выбираешь?”

Почесал парень репу и говорит: “Давай приманивать. Что делать-то надо?”

“В первую ночь нарисуй картину, на которой ты и любимая. Но смотри, чтобы похоже было!”- говорит знахарь.
Всю ночь парень с любимой картину рисовали, повздорили, помирились, перерисовывали, к утру отправились вместе показывать.

“Во вторую ночь ковер соткать надобно, да так, чтобы вы с любимой в белье исподнем. Будете ткать, покажется тебе, что сила вернулась — не верь, это еще не то!”
Ткали всю ночь, к утру еле утерпел парень, стала сила возвращаться. Прибежал, радостный с ковром.

“В третью ночь лепи из глины любимую, а она тебя, но смотри, чтобы точно совпадала глина с каждой родинкой, каждой выемкой и каждым холмиком на теле. Как силу почувствуешь мужскую, не выпускать, подожди, потерпи. Не настоящая это сила, а опять та — понарошечная”.
Лепил парень, лепила девица, теперь уж молчали оба, не нужны стали слова.Каждую выемку, каждый холмик и ямку друг у друга вылепили. До петухов работали, устали и уснули обнявшись.

Утром вернулась мужская сила к парню. Теперь уж и сыночек бегает у них настоящий, не понарошечный.